Шапка

                                  

Назад

Сказка о морской свинке, муравье, попугае и клоуне Шоколаде

СКАЗКА
О МОРСКОЙ СВИНКЕ, МУРАВЬЕ, ПОПУГАЕ И КЛОУНЕ ШОКОЛАДЕ

 

   Когда наша планета только родилась, она была очень маленькой, и на ней умещалось всего три дерева: апельсиновое, карликовый каштан и какао-дерево, крохотное озеро с белой кувшинкой посередине, ромашка без одного лепестка, качели, которые сначала мурлыкали, а потом скрипели, мяч с крыльями, синяя лейка, большая книжка с картинками, щекастый воздушный шарик, одноцветная морская свинка, двухцветный муравей, трехцветный попугай и клоун Шоколад.

    Дети, вы знаете кто такая морская свинка? Может, это маленькая свинья, которая живет в море?  Шучу. Это свинья, которая вышла замуж за моряка. Ха-ха.

   Муравей жил в муравейнике, свинка – в норке, попугай – в дупле, а клоун – в шоколаде.
   В муравейнике было восемнадцать комнат, потому что муравей любил работать, и так заработался, что не заменил, как построил восемнадцать комнат. Он построил бы и больше, но его вовремя остановил Шоколад, спросив:
   – Муравей, мы к тебе не сможем ходить в гости, так как мы не вместимся в твой дом, так зачем тебе столько комнат?
   Муравей почесал брюшко, расправил усы, чихнул, облизнулся, крякнул, подумал и согласился.
   – Но муравьи же не крякают, – сказал попугай и посмотрел на Шоколада.
   – Точно. Может это не муравей? – спросил Шоколад и сел на воздушный шарик.
   – Муравей, скажи, ты муравей? – спросил попугай муравья.
   – Конечно. Я же муравейник построил, а не какое-нибудь гнездо.
   – Правильно, – сказал Шоколад. – А почему ты крякнул?
   – Не крякал я.
   – Наверное, нам послышалось, – сказал попугай, и все согласились.
   – А ты, свинка, скажи, тебе-то зачем в норке семь комнат? – спросил клоун Шоколад и стукнул себя по правому уху, и вмиг ухо стало большим.
   – Когда кто-нибудь нападет на меня, я смогу спрятаться в одной из комнат, – ответила свинка.
   – Но здесь на тебя некому нападать, – подтвердил Шоколад, посмотрев на муравья и попугая.
   Морская свинка нахмурилась, вильнула хвостом, лизнула лапку, покачала головой, фыркнула, подумала и согласилась.
   А у попугая в дупле была всего одна комната, но в три этажа.
   – Кеа, зачем тебе три этажа? – спросил Шоколад, заглядывая в дупло.
   – Чтобы спать на третьем этаже, – ответил попугай и взлетел вверх.
   – А ты спи на первом этаже, – предложил муравей и полез по стволу к дуплу.
   – Не могу, потому что кровать на третьем этаже, а на первом она не помещается.
   – Не знал, что попугаи спят в кровати, – сказала свинка, оставаясь внизу.
   – А я сплю, сплю как девочка из книжки, – объяснил Кеа.

   Все видели в книжке картинку, где девочка Лёка спит в кровати, укрывшись бежевым стеганым одеялом. Конечно, что девочку зовут Лёка, они не знали, потому что не умели читать, ведь школы еще не было. Вот ты – мальчик или девочка – читаешь эту книжку, или читает ее тебе дедушка, или сестра, или мама, или ученый кенгуру, и ты знаешь, что девочку зовут Лёка, а вот морская свинка, муравей, попугай и Шоколад не знают, но если ты скажешь им имя девочки, то они будут звать ее по имени. Скажешь?
   Молодец!

   Книжка лежала под деревом, как раз открытая на той странице, где Лёка спала в кровати. Морская свинка подбежала к книжке.
   – Не перелистывай страницу, – предупредил попугай свинку, – а то разбудишь Лёку.
   – И я хочу спать в кровати, – заявила бежевая свинка и легла рядом с книжкой.
   – Я тоже, – повторил муравей и начал спускаться с дерева.
   Шоколад запрыгал вокруг апельсинового дерева, повторяя:
   – И я тоже, и я тоже, и я тоже.
   Все легли возле книжки и заснули.
   Когда они проснулись, Лёка еще спала. Они осторожно закрыли книжку, чтобы не разбудить ее, и пошли к озеру, и когда они пришли к озеру, то увидели, что озеро стало больше, и была слышна музыка.
   – Что это за звуки? – спросила морская свинка.
   – Кто-то играет на виолончели, – ответил Кеа.
   – Кто? – подхватил разговор муравей.

   Девочка, кто играет на виолончели? Или мальчик. На гитаре играет гитарист, на пианино – пианист. Догадались?

   – А на трубе играет трубист? – задумчиво спросила свинка.
   – А на рояле – роялист, что ли? – подхватил, смеясь, Шоколад.
   – На гуслях – гуслист, – утвердительно и серьезно сказал муравей, почесав брюшко.
   – А аист на чем играет? – снова не менее задумчиво спросила свинка.
   – Как говорят у нас, у попугаев: вы дятлы, – сказал Кеа.
   – Кто такие дятлы? – опять спросила свинка.
   – Это тупые вымышленные птицы, – встрял попугай.
   – А почему мы дятлы? – спросил муравей. – У меня, между прочим, имя есть.
   – Говори, говори! – взвизгнула свинка.
   – Чаки! – гордо сказал муравей.
   – Ух ты, здорово! – еще раз взвизгнула свинка.
   – Что это за такое странное имя? – спросил попугай.
   – Финское? – спросил Шоколад и продолжил – Чаки, Каурисмяки.
   – А у тебя есть имя? – спросил муравей свинку.
   – Да.
   – Тоже финское? – опять спросил Шоколад.
   – Почему финское? – возмутилась свинка.
   – А какое?
   – Обычное для морских свинок. Пуся.

   И ребятам нравится. Правда, ребята? Они слушают или читают эту книгу.

   – Про нас есть книга? – спросил Кеа.
   – Какой ты глупый Кеа, а говорят, что попугаи умные, – улыбаясь, высказался Шоколад.
   – Кто говорит? – спрашивает муравей, то есть Чаки.
   – Я не помню.
   – Умные, конечно, – сказала Пуся. – Кеа мне посчитал, что у меня семь комнат.
   – Я тоже умею считать, – вступил в разговор Шоколад.
   – Ты Шоколад самый большой, а значит самый умный, – сказал муравей.
   – Больше, не значит умнее, – обижается Кеа.
   – А давайте купаться, – вдруг предлагает Пуся.
   Все соглашаются и начинают готовиться к купанию в голубом, гладком и прозрачном озере.
   – Но если мы войдем в воду, озеро перестанет быть гладким, – вдруг говорит Пуся.
   – Да, – соглашается Шоколад и его губы перемещаются на лоб.
   – Шоколад, почему у тебя на теле всегда что-то меняется или ползает? – спрашивает Чаки у Шоколада.
   – Наверное, потому что я больше вас и еще не полностью сформировался…

   Сформировался, дети, это окончательно вырасти, а так как Шоколад не полностью сформировался, значит, на нем будет что-то меняться. Остальные его друзья выросли полностью, хотя и меньше Шоколала, и расти не будут.

   – Озеро останется только голубым и прозрачным, – продолжает Пуся.
   – А зачем нам гладкое озеро? – говорит Чаки.
   – Чтобы кувшинка отражалась, – радостно говорит Пуся.
   Мордочка морской свинки тоже отражается в воде, взгляд ее застывает на слегка дрожащем повторении лепестка кувшинки, музыка грустнеет…

   – У меня есть печенье, – говорит Шоколад.
   – А с шоколадом у тебя есть? – смеется попугай.
   Но Пуся не реагирует, хотя больше всех любит печенье с маком.
   – А вдруг все исчезнет? – задумчиво и тихо произносит Пуся. – Не станет апельсинового дерева, солнца, семян топинамбура, которые я храню под кроватью, зари, ветерка, колышущего мою шерстку, нас. – И затихает.

   Но вы девочки и мальчики не бойтесь, просто свинка не знает, что скоро на Земле появятся много зверушек, птиц, рыб, и всем будет весело и хорошо. Вот вам сейчас хорошо?… И весело, наверное?… Нет?  Потому что Пусе грустно? Но Пуся скоро развеселится.

   – Пусь, у меня есть укроп и печенье… с маком, – говорит Шоколад. – Никто и ничего не исчезнет, потому что кто-то должен жить в твоей норке и посадить топинамбур, а потом угощать им всех нас.
   – Я должна, – повеселела свинка. – Давайте, купаться.
   И все нырнули в озеро, а озеру надоело быть маленьким и оно опля! и превратилось в море, и вынырнули уже в море. Все обрадовались! Но Пуся заметила, что кувшинка утонула и погрустнела. Потом заметили все и тоже погрустнели.
   – Она утонула, – сказала Пуся.
   – Нет, – сказал попугай,– кувшинки растут только в озере, поэтому она пока исчезла.
   – А когда появится озеро, появится и кувшинка, – радостно сказал Шоколад.
   – А когда появится озеро? – тут же спросила Пуся.
   – Когда появится большая яма и пойдет дождь, дождь заполнит яму, и будет озеро, – рассказал попугай и вздохнул.
   Вздохнул муравей, свинка, Шоколад и стали ждать дождя. Вздохнуло море, мяч, лейка, скрипнули качели и тоже стали ждать. И дождались! но маленького, что не заполнил даже ладонь Шоколада.
   – В следующий раз, – вздохнул Шоколад и мечтательно спросил. – А что там за морем? Интересно бы сплавать туда. Может, там есть…
   – Кстати, сегодня же у Чаки день рожденья, – перебил попугай.
   – А… А мы забыли, – сказал Шоколад и от стыда начал таять.
   – Нет, я не забыла, я просто подарок положила под каштан, и когда мы придем туда, ты увидишь, – сказала свинка, закружилась и, споткнувшись о лежавшую неподалеку Луну, которая в ту пору была чуть больше теннисного мяча, грохнулась в траву. 

   Сейчас Луна большая, это знают все дети. Да?! И на Луне никто не живет, потому что там нечем дышать, т.е. нет кислорода.

   – У меня тоже подарок там, правда, не под каштаном, а на каштане, – сказал попугай.
   – А я… я приготовил… этот, как его… торт… точно, торт…  он тоже там за каштаном… мне надо его достать…  – сказал Шоколад и побежал быстрее всех к каштану.
   Когда свинка, попугай и муравей пришли к каштану, то Шоколада нигде не было. Они стали его звать, но никто не отвечал. Пуся и Кеа подарили свои подарки Чаки, а за каштаном Чаки нашел большой шоколадный торт.
   – Где же Шоколад? – задумчиво спросил муравей, облизывая мандибулы после торта.
   – Помните, он спрашивал, что там за морем находится? – вспомнил попугай.
   – Точно, – согласилась свинка. – Он уплыл. А давайте поплывем тоже.
   Все согласились.
   Попугай сорвал апельсин, муравей разрезал корку своими мандибулами пополам, мякоть съели и сели в апельсиновую корку, как в лодку.

   А тогда, девочки и мальчики, были апельсины большими-пребольшими, как детские надувные мячи. И поплыли они искать клоуна, потому что без него им стало грустно. Попугай расправил крылья, как парус, и их понесло по волнам быстро и легко, что через некоторое время их не стало видно. Они найдут клоуна Шоколада, и все вместе возвратятся, обязательно возвратятся, потому что Чаки так и не успел посмотреть подарки от Пуси и Кеа.

ГуазараCopyright © 2014. Все права гуазары защищены.