Шапка

                                  

Назад

Рядом с тобой

РЯДОМ С ТОБОЙ

 

    Давайте завтра встретимся?
– Давайте.
Так они познакомились.
Он сидел на скамейке.
Она сидела на скамейке напротив.
Он подошел и сказал:
– Давайте завтра встретимся?
Она посмотрела на него, быстро отвела взгляд и ответила:
– Давайте.
Он вернулся к себе на скамейку и продолжал сидеть. Через некоторое время он ушел, но перед этим сказал ей:
– Мне пора на работу.
– Хорошо, – сказала она.
– А где мы завтра встретимся?
– Я не знаю.
– На площади можем.
– Хорошо.
Он удалился.
Так они первый раз расстались.
Он целый день работал. Он работал грузчиком. После работы он пошел на площадь. Она была уже там. Она приняла от него цветы, и они гуляли по площади. Она взяла его под руку. Когда они расставались, они поцеловались. Он сказал, что позвонит ей. Она произнесла свой номер телефона. Он записал его на руке. Она скрылась в подъезде. Он пошел к себе в общежитие.

– Как он? – спросила подруга.
– Нормально.
– Что говорил?
– Молчал в большей степени.
– Работает?
– Да.
– Кем?
– Не знаю.
– Понравился?
– Вроде.
– Завтра встречаешься?
– Нет.
– А когда?
– Он позвонит.
– Пойдем завтра в парк?
– Зачем?
– На бéлок посмотрим.
– Пойдем.
Бéлок они так и не увидели.
– Наверное, холодно, – сказала подруга, и они направились домой.
В субботу он не позвонил. В воскресенье тоже. В понедельник позвонил кто-то и сказал, что увидел номер телефона на его руке и решил позвонить, сообщить, что его сбила машина, и он находится в реанимации.
– Я не знаю, кем вы ему приходитесь, но решил позвонить.
Через полчаса она была в больнице.
Когда он вышел из комы, он ничего не помнил, кроме нее.
Она забрала его к себе.
Он стал инвалидом. Стал умственно отсталым, хотя физически он восстановился. Он стал большим ребенком.
Она работала продавцом в магазине.
Ему надо было принимать много лекарств, рассчитанных на полное выздоровление. Они были невкусными, поэтому он их не любил.
Он начал рисовать и ухаживать за цветами.
Он рисовал людей с большими ушами, с большими пальцами, с печенкой, висевшей на ремне, со ступнями, вывернутыми наоборот, с вдавленными носами.
– Таких же людей не бывает, – говорила она.
– Как? Ты такая.
– У меня большие уши?
– Нет, у тебя правая рука растет из живота.
– Неправда, вот мое плечо, а потом рука.
– Это не плечо, это живот, а потом рука.
– А тетя Алла как выглядит?
– У нее рот на щеке, а из головы торчит пися, как у меня.
– Хорошо, хорошо. Только тетю Аллу рисовать не надо.
– Ладно. А почему?
Когда она включала телевизор, он прятался и плакал. Он перестала его включать.
Она тоже начала рисовать и ухаживать за цветами.
У нее выходили не такие забавные и оригинальные персонажи, но она училась. Он иногда дорисовывал ее картины. Она и вправду стала видеть таких людей вокруг, но не всегда. Сначала она смеялась. Потом она увидела, что у тети Аллы из головы действительно торчит пенис.
Они ходили в парк. Сидели на тех скамейках, с которых они первый раз увидели друг друга. Гладили красных, синих, зеленых собак и кошек. Видели фиолетовую белку с оранжевыми крыльями.
Но иногда и даже чаще она этого не видела.
Он забивался в угол, в самый его низ и часто, часто дышал.
Она ничего не могла поделать.
Он залазил под кровать и часто, часто дышал.
Она делала вид, как будто видит то же самое, что и он.
Он чувствовал, что она его обманывает и прятался в шкаф и часто, часто дышал.
Она пыталась его приласкать.
Он не понимал, извергал это непонимание в плавки, пугался и часто, часто дышал.
Она пошла и бросилась под машину.

Сейчас они вместе рисуют человечков почти с треугольными головами. Смеются над тетей Аллой, рисуют ее, но не показывают ей, как она выглядит на самом деле. Едят колбасу, макая ее в гоголь-моголь. Пишут друг другу письма, отправляют по почте, читают вслух и бегают искать подарок, о котором в письме могло быть написано примерно так: зайди в комнату с кроватью, сделай два шага прямо, три шага направо, сунь руку под абажур, там найдешь подарок – это для тебя.
Разговаривают.
– Дай руку.
– На.
Тыкается в нее носом.
– Ой, щекотно.
– Тогда не буду.
– Нет, нет, еще.
– Давай, как будто это скамейка. Ты сидишь на этой скамейке, а я на той.
– Хорошо.
– Я подхожу и говорю: давай завтра встретимся?
– Давай.
– А сейчас я пошел на работу.
– Хорошо, – ответила она.
– А где мы завтра встретимся?
– Я не знаю.
– На площади можно.
– Ладно.
– Я придумал, давай нарисуем это свидание, чтобы не забыть, что оно было.
Потом они стали спать вместе голыми и у них появились дети.
Они так весело проводили время в играх все семьей.
Рисовали.
Весь дом был в цветах.

– Пап, мам, а что эта за картина? В углу слово «Свидание», наверное, название.
– Не помню.
– И я не помню.

ГуазараCopyright © 2014. Все права гуазары защищены.