Шапка

                                  

Назад

Дублер

ДУБЛЕР

 

    Со мной происходит чудная история. Происходит сейчас. До этого ко мне на улице подходит девушка, о чем-то спрашивает, не помню. Отвечаю ли я? Она уходит. Я захожу в бар. Я голоден, поэтому я захожу в бар. За одним из столиков около аквариума сидит та девушка. Я отвечаю ей на заданный ранее вопрос.
– Видите ли, в чем дело, – начинает она, – я не та девушка, которая задавала недавно вам вопрос.
– Так я тогда ей вроде не ответил, поэтому я сейчас отвечаю вам.
– Но ей нужен был ответ тогда.
– Возможно, она до сих пор нуждается в нем. Вы предадите?
– Если бы он еще был нужен, я бы вам сказала.
– А как имя ее?
– Я не знаю ни ее имени, ни ее саму.
– А вас как зовут?
– Ася.
– Значит, ее зовут также.
– С чего вы это взяли?
– Потому что вы встретите меня на улице чуть позже и спросите, что важней встреча или расставание.
– И как вы ответите?
– Не помню.
Ася берет черную коробочку и вертит ее в руках. Она так сочетается с ее белой кожей. Она так приятна на ощупь – это чувствуется, когда Ася гладит ее.
– И что в этой коробке? – спрашиваю я.
– Она пуста.
– Вы опять забыли наполнить ее?
– Вот, что вы спрашивали меня на улице.
– Чего только может не случиться во сне.
– Да.
– Так все-таки это были вы?
– Вряд ли.
Я пытаюсь разбудить ее, но бар закрывается. Я выхожу и иду в другой бар, чтобы продолжить беседу с Асей, но бара нигде нет, и только сейчас я понимаю, что история еще не началась.

Я встаю с кровати и иду умываться. Ася уже встала, сидит на подоконнике и смотрит в окно, из которого видна та остановка, где она со мной познакомилась, спросив о местонахождении антикварной лавки. Но ей скоро надо уходить. Ее ждет муж.
– Ты где была всю ночь? – спрашивает муж.
Он просто интересуется. Он беспокоился. Он хочет вернуть все назад и проследить за ней. Ему это удается, и когда Ася возвращается, он спит пьяный в кресле. Он даже сонный и пьяный красив, – так думает Ася и говорит, приблизившись почти вплотную к его уху. – Пьяный и ужасный сатир, развалился тут, тебе даже не интересно где я была всю ночь.
Так, что важней встреча или расставание?
Она не решила. Она не решила, что важней – встреча со мной или расставание с мужем. Она слезает с подоконника и не понимает.
Я думаю, что муж задаст ей другой вопрос.
– Ты нашла антикварный магазин?
– Он напротив остановки.
– Как называется остановка?
– Я сейчас спрошу – говорит она, поворачивается ко мне и спрашивает о названии остановки.
– Я же говорил, она до сих пор нуждается в ответе.
– Но я задала уже другой вопрос.
– Я ей отвечаю на этот вопрос или она принимает предыдущий ответ, который уже не актуален – что вы выбираете?
– Я все-таки назову свое имя. А у вас какое имя?
Вы называете свои имена. Я кивнула, дав понять, что принимаю его, улыбнулась, достала черную коробочку и зажала ее в ладони.
– Как вы думаете, что в ней?
– Пустота.
– Нет, спички.
Мне нужно возразить, но она открывает ее, достает спичку, зажигает и прикуривает сигарету.
Я захожу в бар. За одним из столиков сидит девушка с зажженной спичкой и приближает к ней сигарету.
– Вы были в антикварной лавке вчера?
– Откуда вы знаете?
– Я вам вчера показывал, где она находится.
– Так, значит, я из-за вас вернулась домой только утром?
– В какой-то степени.
– Как вы думаете, мне понравилось?
– Очень.
– А что мне понравилось?
– Секс.
– Что? Не может быть. Хотя… Я все сны помню, а этот забыла, поэтому спрашиваю.
– Так это был сон?
– Конечно.
– Так вот почему я не помню, откуда я пришел.
– Вы ушли и не попрощались.
– Мне надо было идти.
– Правильно сделали. Скоро муж придет. Что мне сказать ему?
– Скажите, что с вами происходит странная история, о которой вы расскажите позже, а сейчас давайте закажем кофе.
– Давайте, мне хочется пообщаться с официантом.
– Смотрите, к нам подошли два официанта. Зачем нам два?
– Мы же решили заказать два кофе. Здесь так.

До того, как ко мне подходит девушка и о чем-то спрашивает, я сижу на скамейке в парке и вспоминаю, что со мной произойдет в дальнейшем какая-то пикантная история, а в настоящее время я не помню, о чем меня спрашивают, но я отвечаю, и девушка уходит. Я продолжаю сидеть на скамейке и не иду в бар, чтобы не провоцировать сон в его фантазиях.
Мне хорошо. На улице осень. Кругом золотые листья. Я думаю о Нине, которая должна прийти, поцеловать меня, сесть рядом, сказать: Привет! и положить руку на мое левое колено. Но должна ли она это делать, быть может, ей не хочется?
– Почему же, хочется.
Она знакомит меня с родителями.
– Они милые, правда?
Она говорит, что я не работаю.
– И давно вы не работаете?
Мы останемся у них ночевать.
– Вы пижаму предпочитаете с длинными рукавами или с короткими?
Наконец-то я увижу пижаму живьем.

Листья отрываются от земли, встревоженные ветром. Некоторые падают в водоем.

Мне достается голубая пижама с синими, вертикальными полосками.
Я встаю со скамейки и шагаю прочь, не дождавшись Нины.
Я не хочу надевать голубую пижаму, но родители стоят и ждут.
– Она вам идет, – говорят они в один голос и обнимаются.
– Пижама шелковая, – дополняет Нина.

Я иду в бар. За одним из столиков сидит Ася.
– Где вы ходите? Кофе остывает.
Я вспоминаю, что мы заказывали кофе.
– Я ушла от мужа. Он не поверил в эту историю, – говорит она, перед этим зайдя в бар, сняв плащ, поцеловав меня, сев рядом, сказав: Привет! и положила руку на мое правое колено.

Я пытаюсь выстроить эпизоды по порядку, но они, как непослушные дети, рассыпаются по сторонам. Я их запираю в чулане и не даю конфет, они успокаиваются. Но я понимаю, что это не та история, которая должна произойти со мной. Ей не хватает фантазии. Все просто: мужчина и женщина встретились, полюбили друг друга. Все. Ну, допустим, она бросила мужа, он расстался с невестой. Теперь точно все.
Чуда не случилось. Скорлупа не треснула. Из яйца не вылез гад и не обвил твое тело. Ты также лежала с 0-ля до 65-ти. Шла путем смерти к рождению. Гротеск набирал вес. Комики и уроды забронировали все сцены и играли все роли. Часть ролей не было, часть была невидима. Но кто-то по инерции плел логику сюжета, ирония надувалась, лопалась, создавая проекцию тления. Недостижимость происходящего не давало истории начаться.
И вот я, оказывается, известная персона. Меня все что-то спрашивают, что-то просят.
– Откуда столько людей? Они приветствуют меня. Но я без грима, – спрашиваю я Асю
– Ты же не на сцене, зачем тебе грим. Привык, знаю.
Сыплются вопросы и предложения:
– Можно вас сфотографировать?
– Вы могли бы прочесть лекцию на тему, например, «Экзистенциональная роль роли в…».
– Он еще не придумал, тогда можно я скажу. Приходите лучше к нам на фабрику, сыграете директора.
– Я – Рената, начинающая актриса, лесбиянка, мне страшно жить.
– Как вы относитесь к роману «Пульс на шее у Анны»?
– Вы такой обаяшка!
– Это моя старшая сестра, она вас не любит, но хотела посмотреть на вас вблизи.
– Так ли, что вы хотели стать математиком?
– Я – Родион Иванович, у меня есть отличный сценарий, и для вас есть роль, но часть головы надо будет покрасить в фиолет, а часть побрить наголо. Как вы, согласны? Краску и бритву я вам пришлю.
– Вы не знаете, пельменная поблизости есть?
Сколько ненужных фраз, эмоций. Преобладают пустые формы, но они постоянно лопаются. Суета. Двусмысленность. Прошлое восстанавливает будущее. Даже ритуал соблюден, т.е. последовательность. Выявляются эпизоды обыденности: вот, например, какой-то человек улетел на небо; ему в детстве подарили костюм дракончика из Валенсии, но только сейчас он решился разыскать кого-нибудь наверху. Маленькие эпизоды, крошечные. Их надо приблизить, рассмотреть через подзорную трубу. Смотрим. Видим сидящую за столиком в баре Асю, ее мужа, Нину и меня, ждущего перемен, но сегодня ночью я опять облачусь в голубую, шелковую пижаму с синими, вертикальными полосками.

– О чем ты думаешь? – спросил голос извне, когда я смотрел в окно.
– О первом предложении в этом повествовании.
– А что там такое, о чем надо думать?
– Вместо слова «чудная» надо написать слово «чужая» (неудачный пароним), так будет правильней.
– Это почему же?
– Я видел, как женщина сидела в баре и ждала мужчину, а этот мужчина подошел ко мне на улице, когда я сидел на скамейке, и попросил сказать женщине, сидящей  в баре за столиком около аквариума (она была видна за стеклом), чтобы она его не ждала, он уезжает, потому что женится на другой и он боится ей это сказать в глаза, в ее ждущие глаза. Я подошел к ней, но ничего не сказал, а стал играть роль того мужчины. Она даже не догадалась. У нас уже два сына: Асий и Нин. Мы им купили пижамы… шелковые.

ГуазараCopyright © 2014. Все права гуазары защищены.