Шапка

                                  

Стихи

О времени, тумане, Мадриде, рае, скамейке, эболе,
лени, первой брачной ночи, и пару слов о себе

О времени, тумане, Мадриде, рае, скамейке, эболе,
лени, первой брачной ночи, и пару слов о себе

 

Мы как-то живем,
Вдыхаем аромат трав,
Пытаемся растянуть время,
Даже иногда его кроим,
Делая его неповторимым.
Оно сжимается необыкновенно быстро,
Но мы успеваем обратить внимание
На ободок лепестка дикой алычи,
И это запоминается,
Забываются деньги потраченные,
Забывается способ их получения,
Когда понимаешь,
Что такого тумана этим утром
Больше никогда не будет,
Будет другой,
А такого не будет никогда,
И мы не купим его ни за какие деньги.
Мы ходим по улицам как-то названных
И думаем: а почему именно так?
Например, Стеклотарный переулок –
Через минуту забываем.
Обратил внимание на воротник ее куртки,
Мне понравился воротник
Или ее, припудренная пушком мочка –
Не важно,
Важно, что я обращаю на это внимание…

Забывается даже Мадрид
С его оливками и топасом,
С чуррерией и Сан-Херонимо,
И на Эспанья Сервантес.
И немного всплывают «Менины»,
Нулевая Пуэрто-дель-Соль,
Ориенте и поцелуи,
И на площади Лас-Вентес король.

 

Мы смотрим на подъезд
И думаем, что это вход в рай,
А это всего лишь вход в офис.
Погибнуть. Но спасает индивидуальность,
Потому что не спим,
Потому что некогда спать:
Надо увидеть осень,
Накормить котенка,
Попеть песни,
А на утро безударным голосом сказать:
Ты заходи еще!
Мы разговариваем,
Что-то объясняем друг другу,
Спорим,
Чтим память.
Мне понравился фиолетовый цвет,
Саперави,
Смотреть на синеватый оттенок ели –
Сколько он формировался – этот цвет,
Чтобы стать приятным глазу.
Нас учат как жить,
А не учат зачем?
Надо учить думать, видеть.
Мы видим водопад,
Встаем под него, раскинув руки –
Вот она жизнь-то!
Даже тени наши оживают,
Веселятся, танцуют, гримасничают,
Иногда уходят, но всегда возвращаются.
Мы идем дальше:

Рядом, около, близ, подле, возле ручья
Обнажились орех и азалия,
И слышны иногда, то ли трель соловья,
То ли иволги честны старания.
И колышется трав пожелтевший венок –
То ли пьяный мазок, то ли скудность пощечины.
И какой-то мужик, и какой-то дьячок
Раскумарились в хлам на обочине.

Мне жаль людей, умирающих от эболы.
Но мы как-то живем,
Потом умрем,
Но умереть надо достойно.
А вот и море, оно безмерно.
Мы видим медуз,
Чувствуем запах моря, его солоноватость.
Сидящая на гальке стрекоза, улетает –
Испугалась, то ли взмаха руки,
То ли набегающей волны.
Город.
Город хорош скамейкой,
На которой мы сидели позавчера,
Краска на ней в определенных местах стерта
До самого дерева,
Ты даже спала на ней.
Сейчас на ней сидит женщина,
Наверное, служащая среднего звена,
Каждый день ходящая на работу,
Она курит,
Минут через 10 – 15 она уйдет,
Пойдет дальше ничего не делать.
Еще город хорош тогда, когда цветут деревья –
Какие цвета!
Мы еще для чего-то одеваемся,
Даже не для чего, а для кого.
Хорошая одежда делает человека индивидуальным,
С ним хочется встретится взглядом,
Хотя бы на мгновение –
Уже какой-то контакт.
Общение – это всегда приятно,
Жаль только, когда вдруг наступает разочарование.
Вот идет необычная пара:
Она в черной юбке и желтой кофточке,
Он рядом едет на самокате,
Ее ладонь в его ладони,
На нем шорты, рубашка, галстук
И три кольца в подбородке.
Они уже прошли или проехали,
Как правильно?

И все же время беспрепятственно мало,
Играет нами,
Раздевает, одевает,
Пытается учить и вводит в транс.
Мы ждем его
И в тоже время убегаем.
И мы играем с ним,
Растягивает и даже убиваем,
Не поспеваем мы за ним,
Оно давно уже умчалось.
Но все же некая игра приятна нам:
Мы успевает вырасти,
Жениться успевает, развестись,
Почувствовать себя героем,
Полюбить и также ненавидеть успеваем,
Купить, диван, квартиру,
Мы успеваем даже умереть,
Но мы не успевает это все понять,
Да потому, что есть запахи другие,
Другая музыка, другие языки, миры,
И я туда перехожу,
Раздевшись для свершенья ритуала.

Появляются новые формы.
Я не делаю свои увлечения профессией,
Я ими просто живу,
Я обретаю свободу –
Остальное вторично.
Имя, дата и место рождения
Никак не влияют на меня,
Они для меня не имеют большого значения,
Они больше имеют значение для окружающих,
Которые составляют гороскопы,
Верят в чудо,
Называя его верой.
Во всем виновата лень,
Лень ума,
Надо не лениться думать,
Находить решения,
Например, уехать в Антарктиду,
Сменить филистерский диван
На папоротниковую подстилку в хижине,
Построить дом и отдать его бездомному,
Хотя у самого нет дома,
Разблаготворить наследство
И пойти работать сторожем,
Бросить институт,
Когда всего лишь надо защитить диплом,
Поняв, что в этой области
Ты пользы не принесешь
Ни себе, ни кому-либо,
Ловить рыбу столько,
Сколько сможешь съесть,
А вокруг леса, реки, горы, солнце –
Все яркое, первобытное,
Некий супрематизм,
Нет клейма.

Крой туч колот – дождь.
Мне завтра заключать брак:
Выбрей вóлоса пука гроздь,
Пень щек блуда наждак.
Деву черную одень в бель.
Грудь выголи студнем гор.
Вымажь бедра в медузы гель,
И пойдем давить сок помидор.

Для чего мы живем,
Если рассматривать этот вопрос
С точки зрения времени?
Ответ можно присылать на почту:
avallon2016@mail.ru.
Я отвечу вам, точно,
Можете Энн спросить, я не вру.
Я вам фото стереохромное
Пришлю, вы будете гордиться мной,
Повесите на стенку такого мачо скромного,
А кто-нибудь спросит: кто такой?
А вы и не знаете, да и никто не знает.
Кто-то скажет, что видели меня в Чадане,
Кто-то скажет – в преддверии рая,
Кто-то просто – с марихуаной.
А на самом деле я пишу музыку и стихи,
И не занимаюсь миссионерством.
Я зачерчил себя в круги
Еще с детства.
_______________________________________________________________________


Топас – вяленная икра.

Чуррерия – зажаренные палочки из теста, подаются вместе
  с горячим густым шоколадом – завтрак испанца.

Сан-Херонимо – церковь.

Эспанья и Ориенте – площади.

Пуэрто-дель-Соль – площадь, на ней находится «нулевой километр».

ГуазараCopyright © 2014. Все права гуазары защищены.